Папе не до нас с мамой

Папе не до нас с мамой

 

11 01 2018

Я — ученица четвертого класса в городе Силин-Хото Внутренней Монголии, прежде имевшая такую же счастливую и благополучную семью, как у других ребят. Папа – сотрудник логистической компании, мама – уборщица в домоуправлении. Несмотря на вовсе не  состоятельную жизнь, наш дом был наполнен счастливыми голосами, смехом и радостью.

Каждый раз, вернувшись домой после уроков, я приставала к папе. Папа говорил, что самое большое счастье для него — это, устав на работе за целый день, вернуться домой, к нам с мамой.

Практика Фалуньгун изменяет жизнь…

С 2010 года папа, не знаю с кем, начал практиковать Фалуньгун, и всё изменилось. Прежде обладавший открытым характером, папа стал все менее и менее разговорчивым. Он сказал маме, что узнал о «Дафа» слишком поздно, что давно следовало прибегнуть к этой практике. Мама ответила, что государство уже давно не позволяет практиковать Фалуньгун, что на самом деле Фалуньгун – причиняющая людям вред секта. Однако папа возразил: «Да что ты понимаешь? Это все глупости! Ты встречала в своем окружении человека, которому бы навредил Фалуньгун? К тому же все эти противники Фалуньгуна, конечно же, занимались им без наставника, так что могли возникнуть проблемы. Сначала я тоже не верил, но в тот раз, когда я заработал сильную простуду, ни переливание, ни лекарства не поспособствовали выздоровлению за столько дней лечения, а стоило лишь попрактиковаться три дня – так сразу же полностью поправился. Вдобавок мы, простые люди, практикуем только лишь дома, ничем не мешаем другим людям – какое дело правительству до нашей практики?».

Мама не стала с ним пререкаться, просто качала головой. Раньше, после уроков, вернувшись домой, я всегда могла увидеть папу на кухне, помогающего маме перебирать овощи, готовящего еду. Теперь же папа сидит по-турецки, закрывшись в комнате, о чем-то размышляет, или же с жадностью читает какие-то книги, а закончив чтение, кладет эти книги, держа словно сокровище, в желтый узелок. Однажды мне стало чрезвычайно любопытно: что это за книги? И я вытащила одну посмотреть. Ею оказалась очень старая «Чжуань Фалунь». В то время как я пролистывала книгу, я по неосторожности уронила ее на пол, и одна страница выпала. Когда папа это увидел, он ужасно разозлился и дал мне оплеуху. Тогда я очень горько заплакала: папа меня ударил впервые за все время. В это время прибежала мама и, держа меня в объятиях, сердито сказала: «В кого ты превратился? Ребенок всего лишь нечаянно порвал книгу, она же не нарочно. Тебе так дорога эта потрепанная книга?  Как ты стал таким зависимым?

Ты стал плохо работать, в свободное время читаешь эти потрепанные книги. Когда ты получишь премию в этом году? Управляющий твоей компании, Чжао, сказал, что если будешь хуже работать, ты им будешь не нужен. Ты не боишься потерять работу? Сейчас найти стабильную работу очень трудно!».

Папа сначала хотел что-то сказать, но промолчал, только холодно произнес одну лишь фразу: «Вы, заурядные люди, не сможете осмыслить наше занятие, занятие людей совершенствующих себя. Я делаю все это на благо нашей семьи. Наставник сказал: «Один человек практикуется, а польза для всей семьи». Потом и ты научишься практике «Дафа». Только никогда нельзя сквернословить о «Дафа» и о наставнике, иначе можно получить заслуженную расплату». Закончив говорить, он снова пошел практиковаться, сидя по-турецки.

В то время наша домашняя атмосфера стала особенно тяжелой. Папа после работы часто сидел один в комнате, редко из нее выходил. Мама все чаще и чаще ворчала и упрекала его, они стали постоянно ссориться, и это не давало мне покоя.

Арест за распространение сектантских листовок

Впоследствии папа часто не возвращался домой после работы, говорил, что вместе с адептами практикует «Дафа». Так как папы часто не бывало дома, мама, прежде любившая болтать и смеяться, стала молчаливой, домашняя атмосфера – безжизненной.

Потом папа стал часто приносить домой брошюры и бумаги. Я тайком увидела, что они касались пропаганды Фалуньгун. Папа всегда поздно вечером, взяв эти листовки и брошюры, тайком выходил из дома. Папа называл это «распространением «Дафа». Несмотря на то, что я не знала, что такое распространение «Дафа», я чувствовала, что папа что-то утаивает.

Перед «Праздником весны» 2011 года, я заметила, что мама постоянно плачет тайком. Я этому удивилась.

Однажды папа вернулся с изможденным лицом, несколько подавленным, и мама с ним сильно поругалась.

Услышав, как они ссорятся, я сразу поняла: оказывается, папа распространял листовки Фалуньгун в компании,  а после того, как коллеги об этом узнали, его уволили из компании. Мама горько плакала, однако папа говорил: «Я хочу, чтобы еще больше людей осознали, что «Фалунь Дафа» – хорошая практика, и то, что государство не позволяет ею заниматься – неправильно. Дождись времени, когда критикующие «Дафа» люди всецело угаснут и телом, и душой. К тому же тебе незачем так убиваться из-за того, что меня уволили: одна дверь закрылась, другая – открылась. Дождись, пока я достигну успехов, которые принесут благо нашей семье».

После этого тяжкое бремя поддержания домашнего очага полностью легло на одну лишь маму.

Вера папы в Фалуньгун почти сводит маму в могилу

С того времени папа стал возвращаться домой еще позже. 23 декабря 2012 года был мой одиннадцатый день рождения. Мама мне сказала: «Ты же так хотела младшего брата или младшую сестру, верно? Теперь твое желание осуществится. Вдобавок, когда папа узнает это радостное известие, то станет хорошо работать, больше не будет практиковать никакой Фалуньгун, он изменится ради нашей семьи».

Я очень обрадовалась. Вечером того же дня, когда папа вернулся домой и услышал это известие, радости его не было предела. Осторожно ощупывая мамин живот, он сказал: «Это же Юань Ин», чему мы с мамой изумились. Спустя несколько дней папа нашел работу страхового агента, так что вся семья была очень рада. Мама мне тихонько сказала, что на сей раз папа будет работать как следует. Однако все хорошее когда-нибудь кончается: папа, не проработав в страховой компании и месяца, был уволен. Причиной же послужила жалоба на то, что во время оформления страховок он также пропагандировал клиентам Фалуньгун. На этот раз папа, как и прежде, не придал этому никакого значения. Но это событие стало большим ударом для мамы. Она становилась все менее и менее жизнерадостной. Каждый день, вернувшись с работы домой, вся измотанная, она должна была еще заниматься всеми домашними обязанностями.

В один июньский день 2013 года мама сообщила, что ребенок в ее животе, похоже, уже месяц не шевелится. Она сразу отправилась в ближайшую больницу на осмотр.

Согласно диагнозу, поставленному врачом, младенец в мамином животе уже погиб. Требовалось лечь в больницу для извлечения ребенка. Однако когда папа узнал об этом, он не дал своего согласия, категорически отказался подписывать разрешение на операцию, сказав: «Это же Юань Ин. Как же можно вот так взять и извлечь его?

Я попрошу адептов вместе прочесть «самма сати»… так мы обязательно сохраним Юань Ин». Таким образом, папа, не обращая внимания на возражения врачей, забрал маму домой и позвал нескольких адептов. Они окружили маму и стали что-то бормотать. Неделю спустя, однажды утром, мама внезапно упала в обморок, потеряла много крови. Папы дома не было, поэтому я позвала на помощь соседей. Маму положили в больницу. После трехчасовой реанимации мама, наконец, избежала смертельной опасности, но врач сказал, что из-за потерянного времени появились осложнения: истощение многих органов, впоследствии невозможность заниматься физическим трудом. Полугодовое лечение улучшило состояние маминого здоровья, но, так как понадобилось лечение, то семейные сбережения давно уже были потрачены. Мы влезли в большие долги к родственникам, а папу совсем не заботило, как заработать деньги и вернуть долги. Он, напротив, регулярно бесследно исчезал на многие дни.

Нарушение закона и тюремное заключение

13 мая 2014 года стало горестной датой. Когда я в полдень вернулась домой после школы, то увидела тетю Ван из местной общины и дядю Ли из отделения милиции. Они утешали маму, говоря: «Пока главы семейства нет, вы можете обращаться в нашу общину и отделение милиции, если у вашей семьи будут возникать трудности: мы обязательно сделаем все возможное, чтобы вам помочь». Услышав это, я побежала спросить маму, куда ушел папа. Мама со слезами на глазах проговорила: «Твой папа отправился в командировку, вернется через 5 лет».

Потом я краем уха услышала, как соседка обсуждала это с другими людьми. Она сказала, что папа, помешавшись на Фалуньгуне, совершил немало противозаконных действий и был осужден.

С тех пор как папа ушел, прошло уже 2 года. Из-за того, что папа разбил маме сердце, она с ним ни разу не виделась, не упоминает о нем и дома. Я сильно скучаю по папе, очень хочу его увидеть, но куда же он ушел?

Наша, прежде благополучная и счастливая семья, была вот так разрушена Фалуньгуном.

Я всем сердцем ненавижу этот Фалуньгун! Я надеюсь, ребята обязательно скажут своим папам и мамам, что нужно держаться подальше от Фалуньгуна! Нельзя позволять ему ввести себя в заблуждение, необходимо как следует оберегать благополучие своей счастливой семьи.

Ответственный редактор: Юнь Сун

Источник: kaiwind Автор :Ши Фан